59.25 € 69.65

Сети Интернета вещей в России: перспективы развития

Сети Интернета вещей в России: перспективы развития

2016 год для российских сетей Интернета вещей стал этапом разработок и оценки перспектив, говорят эксперты, принявшие участие в круглом столе iot.ru. В 2016 году операторы активно рассказывали, как можно применять LPWAN-технологии, но спрос на IoT-решения начал формироваться только сейчас. В 2017 году драйвером роста станет удешевление стоимости развертывания базовых станций и массовое производство конечных устройств для транспортной отрасли, сельского хозяйства, безопасности и ЖКХ.

В обсуждении приняли участие:

fb7f6043de230443deb30059d9a51eb3.jpg 

— Как бы вы оценили спрос на IoT-сервисы в России в 2016 году? В чем вы видите главные драйверы роста рынка?

Дмитрий Кочанов: Я считаю, что спрос начал формироваться только сейчас. В 2016 году был ряд пилотных проектов, связанных с Интернетом вещей, а в 2015 было только их обсуждение. Поэтому говорить о спросе или рынке нельзя — они только формируются. Сейчас спрос уже возник благодаря маркетинговым усилиям вендоров и интеграторов, в том числе нашим. Этот спрос пока робкий. Скорее мы рассказываем, что возможно сделать с помощью таких решений. Драйверы рынка не меняются — это увеличение осведомленности рынка о решениях, количество завершенных успешных проектов, экономическое обоснование целесообразности внедрения подобных решений, появление технологических решений. Лично я возлагаю большие надежды на сети пятого поколения, которые будут работать «из коробки» с Интернетом вещей.

На мой взгляд, впоследствии будут возникать какие-то консорциумы. Они сейчас уже действуют, но их будет больше. Это совместные проекты, совместное продвижение идей между интеграторами и сотовыми операторами, интеграторами и интеграторами. Рынок молодой и о масштабных объединениях говорить рано. Если одна маленькая компания купит другую такую же, то серьезной консолидацией, влияющей на рынок, это не назовешь.

Алексей Тимовский: Спрос на Интернет вещей в России в 2015-2016 году нельзя назвать серьёзным или прибыльным. Да и выбор среди отечественных IoT-сервисов пока не велик. Это предсказуемо — абсурдно было бы ожидать, что потребитель сразу массово кинется использовать неизвестный ему продукт. Зато произошел значительный рост интереса к нему технического сообщества и бизнеса. В большей степени из-за того, что помимо профильных изданий, тренд за это время начал сильно обсуждаться в «общественном» рунете. В результате информация об Интернете вещей начала появляться в ведущих СМИ и стала доступна широкому кругу людей.

Это приведёт к тому, что и сам термин, устройства и технологии Интернета вещей, создающие комфорт конечному пользователю, станут обыденной и неотъемлемой частью жизни современных людей. Сейчас большинство потребителей не интересует, как работает сотовая связь, интернет или двигатель электромобиля. Им важно, лишь чтобы это работало надёжно и было доступно по цене. Так будет и с IoT.

Еще одним драйвером я считаю «пример со стороны». IoT стремительно развивается во всём мире. И мы прекрасно видим его преимущества и схемы использования. Нам не нужно тратить деньги, покупать и тестировать. Нам доступен уже готовый опыт, и он более чем положительный. Бизнес видит результаты применения Интернета вещей в зарубежных компаниях и начинает желать такого же результата и прибыли для себя. Обычным людям стали доступны различные IoT-гаджеты и готовые системы «умный дом», школьники занимаются DIY с помощью Arduino, Raspberry Pi и прочих платформ.


— Какие тенденции преобладали на рынке IoT-сервисов в 2016 году?

Алексей Тимовский: 2016 год стал этапом разработок и оценки перспектив, которые оказались очень многообещающими. Их оценил самый крупный бизнес и это станет серьёзным драйвером роста. В 2017-м «Мегафон» представил собственные решения для умного дома и для ЖКХ. Но точно такие же решения в сетях LPWAN уже давно протестировали в России местные, более мелкие компании («Сеть 868», «Вавиот», «Стриж», «Лейс» и т. д.). Сотовые операторы начали активно внедрять тарифы для Интернета вещей, из-за рубежа увеличился ввоз умных бытовых приборов и IoT-девайсов.

В прошлом году производители прощупывали, в каких сегментах выгоднее и быстрее получится «прививать» Интернет вещей россиянам. Появились сервисы контроля занятых мест на парковках, дистанционного управления шлагбаумами, контроля условий производства и хранения сельхозпродукции, мониторинга окружающей среды и многое другое. Общество же осознало, что Интернет вещей является закономерным и качественным продолжением развития технологий. Вот вам очередной виток НТР — Индустрия 4.0.


— Расскажите, пожалуйста, в скольких регионах/мегаполисах доступна ваша сеть?

Андрей Синицин: В июне 2016 года к сети «Стриж» подключилось 100 тыс. устройств. Столица полностью охвачена сетью. Бурный рост произошел в Южном федеральном округе: Краснодаре, Новороссийске, Таганроге. В начале 2017 года сеть стала доступна в Дальневосточном федеральном округе. Здесь 2016 год был годом пилотов. В этом году опытные проекты - в Кемерово, Петрозаводске, Ростове-на-Дону, - перешли в коммерческую стадию.

Ранее мы вели диалог с управляющими компаниями, фондом капстроительства и застройщиками. Сейчас результатом нашего взаимодействия стало массовое оснащение умными устройствами строящихся жилых комплексов. Мы заходим на новые рынки в ближнем зарубежье: страны СНГ, Приднестровье, Монголия.

Алексей Тимовский: На конец 1 квартала 2017 года «Сеть 868» функционирует в 17 регионах России. Это Москва и Санкт-Петербург, семь областей, четыре республики и четыре края. Развитие в каждом субъекте РФ начинается в его административном центре. Проект растёт благодаря входу в него новых партнёров, которые становятся операторами IoT-сети в своём регионе.

Таким образом на родине проекта, в Краснодаре, оператором «Сети 868» является одноимённая компания, а в остальных 16 городах (столицах регионов) — разные партнёры-операторы, которые развивают сеть уже на внутрирегиональном уровне. Сейчас в стране к 39 LoRaWAN-шлюзам «Сети 868» подключено 30 тыс. абонентов.


— Кто основные абоненты IoT-сетей?

Андрей Синицин: Как показала практика, наиболее удачное и востребованное применение технологии — дистанционный сбор показаний приборов учета ресурсов. Основная часть абонентов — управляющие компании, застройщики и ресурсоснабжающие организации. Партнерами выступают крупные компании-интеграторы — провайдеры. У таких организаций есть необходимые технологические компетенции, наработанные связи с государственными частными компаниями.

Алексей Тимовский: Наибольший интерес к созданию пилотных LoRaWAN-сетей сейчас проявляют управляющие компании, которые с помощью IoT хотят навести порядок во взаимоотношениях конечных потребителей и поставщиков услуг ЖКХ. В качестве конечных устройств здесь выступают умные счётчики тепла, воды и электричества, либо универсальные LoRa-модемы, передающие показания уже установленных приборов учёта. Мы изначально ориентировались на старт именно в ЖКХ.

Мы ожидаем, что рост числа подключённых коммунальных счётчиков в этом году подстегнёт интерес к дистанционному сбору данных водоканалы, электросети и теплоэнергетиков, то есть ресурсопоставляющие организации в городах присутствия «Сети 868». Благодаря активным действиям правительства и Минкомсвязи по внедрению IoT в отечественное сельское хозяйство, ожидаем проникновение Интернета вещей в сферу АПК. Так же с ростом зон покрытия будет появляться спрос в транспортной логистике.


— Каковы ваши планы по расширению зоны действия сети? Какие объективные факторы препятствуют развертыванию сети на федеральном уровне?

Алексей Тимовский: Наши усилия направлены на то, чтобы к следующему году число городов присутствия сети довести до 50 и в 10 раз увеличить количество абонентов. Так же мы разрабатываем новые автономные устройства, передающие данные в LPWAN-сетях. По мере того, как возникает спрос на применение LoRaWAN в каком-либо виде хозяйственной деятельности, любой оператор IoT-сети начинает создавать приборы под типовые и конкретные задачи.

Технология LoRaWAN работает в нелицензируемом ISM-диапазоне 868 МГц, поэтому препятствий для развертывания на федеральном уровне самой сети, её инфраструктуры, нет. Сдерживающий фактор есть со стороны потребителя — Интернет вещей пришел в Россию недавно, поэтому его применение часто вызывает скепсис на уровне чиновников и руководителей крупных госпредприятий. Частный бизнес быстрее реагирует на появление технологий, снижающих расходы.

Андрей Синицин: Мы планируем организовать пилотные IoT-проекты в сельском хозяйстве. Особенности LPWAN-технологии: большой радиус связи, высокая автономность конечных устройств и низкая стоимость инфраструктуры, -- отлично подходят для внедрения интеллектуальных беспроводных решений в сельском хозяйстве.

Имея опыт реализации проектов «умный дом», мы переходим к оснащению «умной» городской среды: управление городской транспортной сетью, контроль открытия люков, утилизация отходов. Интеграторы проявили интерес к технологии, применяемой нами: это и продолжение парковочного проекта, так и новые планы по интеграции наших устройств с производителями приборов учета сторонних пользователей.


— Какие тенденции будут преобладать в сегменте IoT-сервисов в 2017-2018 гг?

Андрей Синицин: Если говорить о нашей компании, то один из ускорителей — принятие дорожной карты «Интернета вещей». После критики экспертного совета проект доработан для согласования в Правительстве. К тому же прогресс не стоит на месте — прибор с электронным датчиком уже не воспринимается, как диковинка. Происходит то, о чем я говорил в прошлом году: скепсис ушел и появился интерес к технологии и ее применении.

В конце ноября прошлого года министерство ЖКХ озвучило инициативу по установке в жилые дома «умных» приборов учета еще на этапе строительства, а также оснащению «умными» счётчиками старый жилфонд. Кроме того, инициатива Правительства по развитию интеллектуального учета коммунальных ресурсов подстегнет развитие рынка. Мы оцениваем объем рынка в 50 млн IoT-устройств и это только минимальный набор из приборов учета води и энергии, которые стоят в каждой квартире или доме. Оценивая успех проектов по умному учету ресурсов, к Интернету вещей «подтянутся» и промышленники.

В 2017 году за счет удешевления базовых станций и наращивания крупносерийного выпуска устройств решения для конечных пользователей станут более доступными.

Препятствий для роста IoT в России я не вижу — интерес к Интернету вещей в транспорте, сельском хозяйстве, безопасности и, конечно, ЖКХ продолжает расти.

Алексей Тимовский: Началось активное формирование рынка и в ближайшее время будет решаться вопрос, какие технологии станут устоявшимся синонимом IoT в России: стандартизированные консорциумом 3GPP либо LPWAN. Естественно, «большая четверка» операторов сотовой связи заберёт львиную долю абонентов. Однако есть большой спектр задач, где нецелесообразно или невозможно использовать сотовую связь. В этом сегменте в 2017-2018 годах определятся лидеры, которые развернут свои сети в большинстве крупных городов России.

Рост числа подключённых устройств обязательно приведёт к росту попыток их взлома. Эта беда шагает следом за IoT, поэтому одним из решающих достоинств конкретных сервисов и устройств будет то, насколько их создатели удели внимание безопасности. Но эта проблема не касается IoT-устройств (датчики, трекеры, сенсоры и т. п.), работающих в LPWAN-сетях, поскольку туда невозможно дистанционно внедрить вредоносный код.

Подписаться на новости

Назад

Комментарии

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Реклама на iot.ru