74.58 € 89.57

Экономический эффект от цифровизации отраслей реального сектора экономики в России

Успешная цифровизация отраслей реального сектора экономики базируется на внедрении индустриальных территориально-распределенных приложений Интернета Вещей, требовательных к параметрам доступности и безопасности. Кроме того, ключевой особенностью объектов управления индустриальных IoT-приложений является их преимущественное расположение за пределами городов-миллионников. Полномасштабное внедрение таких приложений ведет к необходимости коренного изменения принципов построения сетей и вычислительных узлов и применения очень смелых, нестандартных, граничащих с фантастикой технических и экономических решений.

Но игра, несомненно, стоит свеч: по оценкам J’son & Partners Consulting, глобальный потенциал потребления облачных сервисов распределенных вычислений, ориентированных на развертывание индустриальных приложений Интернета Вещей, которые являются базой для построения ИКТ-инфраструктуры, достигнет в 2030 году 1,4 трлн. долл., из них 2,3 млрд. долл. в России.

 Условием формирования такого объема потребления выступает необходимость достижения чрезвычайно высоких параметров по кибер-безопасности и доступности ИКТ-инфраструктуры и при этом – радикальное снижение удельной стоимости передачи и обработки данных.

Так, к 2030 году снижение стоимости передачи данных должно быть в 8 раз больше, чем обеспечивает текущий тренд на снижение удельной стоимости трафика за счет постоянного умощнения сетей связи без изменения их архитектуры. Используемая в мире и в России в настоящее время архитектура сетей и вычислительных узлов не позволяет создавать коммерчески успешные сети распределенных вычислений, покрывающие не только территории крупных городов, но и большие пространства с низкой плотностью абонентов с требуемыми показателями доступности, безопасности и удельной стоимости передачи и обработки данных.

Цифровая трансформация отраслей реального сектора экономики направлена на построение принципиально новой, так называемой цифровой экономики. Необходимым элементом цифровой трансформации отраслей выступает ИКТ-инфраструктура нового поколения, позволяющая организовать виртуализованные сети распределенных вычислений с централизованным программным управлением.

Если основой монетизации и достижения положительного экономического эффекта сетей связи предыдущих поколений является население (сегмент массового конечного потребления (B2C)), то для сетей распределенных вычислений конечный массовый потребитель рассматривается в парадигме B2B2C, то есть как конечное звено B2B цепочки создания добавленной стоимости.

Основным видом сервиса сетей связи нового поколения отраслевого применения, выступает сквозной сетевой слой с гибко настраиваемыми управляемыми метриками, простирающийся через все инфраструктурные домены, необходимые для обеспечения работы индустриальных цифровых приложений, включая вычислительные (Рис. 1 ниже).

В отличие от участников традиционной экономики, формирующих стоимость на основе расчета своих затрат плюс желаемая прибыль (cost-based pricing), участники цифровой экономики имеют возможность выстраивать свои отношения по модели outcome-based, то есть распределять конечный экономический эффект по всем, кто участвует в его создании.

При этом вместо превалирующей в традиционной экономике продажи продуктов и услуг в вечную собственность потребителю, участники цифровой экономики могут применять модель «продукт-сервис», то есть предоставлять конечным потребителям не сам продукт, а его функции как сервис с измеримым и управляемым качеством и с оплатой по результатам использования этих функций (например, не автомобиль в собственность, а автомобиль в аренду (как каршеринг). А следовательно, влиять на экономический эффект, возникающий у потребителей, использующих покупаемые продукты и услуги. Это относится как к провайдерам сетевых и вычислительных сервисов, так и к предприятиям не-ИКТ секторов экономики (где ИКТ-инфраструктура не является необходимым средством производства).

Вследствие этого, размер экономического эффекта от цифровизации отраслей (по всей цепочке добавленной стоимости) является основным источником монетизации развертывания сетей связи нового поколения, а также ключевым вводным параметром для определения требований к сетям нового поколения – как технических, так и ценовых. При этом модель продукт-сервис (asaservice, aaS) позволяет перевести и экономический эффект, и затраты на его получение в термины регулярного финансового результата и регулярных же затрат, то есть исключить временной лаг между затратами и получением результата.

 Уровень достигнутой цифровизации в различных отраслях и размер экономического эффекта можно оценить по следующим основным параметрам:

- количество подключенных к цифровым приложениям ключевых производственных активов в отрасли (в штуках) и их доля в общем количестве производственных активов; 

- потенциальный размер экономического эффекта от более рационального управления единицей оборудования (актива), выражающийся в снижении удельной стоимости производства, транспортировки и сбыта продукта/услуги; 

- удельная (в расчете на объект) стоимость использования приложений, необходимых для реализации оптимизационного управления объектом; 

- объем генерируемых этими приложениями данных в расчете на объект; 

- качественные требования этих приложений к сетевой и вычислительной инфраструктуре (QoS).

По оценкам консультантов J’son & Partners Consulting в консервативном сценарии, начальный экономический эффект от цифровизации 17-ти отраслей реального сектора экономики в России составит 72 млрд. долл. в 2030 году.

Фото: pixabay.com


Подписаться на новости Обсудить

Назад

Комментарии

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений