63.30 € 67.21

«Промышленный интернет вещей» способен ускорить рост развитых экономик

«Промышленный интернет вещей» способен ускорить рост развитых экономик


В период нестабильности мировой экономики вклад «промышленного интернета вещей» (Industrial Internet of Things) в мировое производство к 2030 г. мог бы составить около $14,2 трлн, утверждает компания Accenture в отчете по результатам нового исследования «Успех с помощью “промышленного интернета вещей”» (Winning with the Industrial Internet of Things). Но этот потенциальный прирост находится под угрозой, так как ни компании, ни государства пока не предпринимают достаточных усилий, чтобы создать необходимые условия для широкого распространения новых цифровых технологий, сообщили CNews в Accenture.


Как отмечается в отчете, «Промышленный интернет вещей» — сравнительно новая концепция развития новых цифровых сервисов и бизнес-моделей в результате подключения к Сети и друг к другу «умных» устройств и машин — может способствовать росту развитых экономик.


Так, по данным компании, в США к 2030 г. капиталовложения в «промышленный интернет вещей» и ожидаемый от него прирост производительности могли бы увеличить совокупный ВВП США на $6,1 трлн. Если Соединенные Штаты инвестировали бы в соответствующие технологии на 50% больше и улучшили влияющие на эту область факторы (такие как наличие профессиональных навыков, распространение широкополосных сетей и т.п.), то к 2030 г. прирост мог бы достичь $7,1 трлн, увеличив, таким образом, ВВП страны на 2,3% по сравнению с исходными прогнозами.


В свою очередь, Германия могла бы повысить совокупный ВВП на $700 млрд, или на 1,7%, к 2030 г., предприняв схожие дополнительные меры. Великобритания могла бы повысить совокупный ВВП на $531 млн, или на 1,8%, к 2030 г. по сравнению с исходными прогнозами. Экономические выгоды от «промышленного интернета вещей» для Китая ожидаются большими, чем для России, Индии или Бразилии. Благодаря возможным мерам поддержки и развития «промышленного интернета вещей» Китай мог бы к 2030 г. повысить свой совокупный ВВП на $1,8 трлн, увеличив его на 1,3% по сравнению с исходными прогнозами.


Однако исследование, в рамках которого был проведен опрос 1 400 руководителей бизнеса во всем мире (из которых 736 — главы компаний) также показывает, что перспективы потенциальной выгоды от «промышленного интернета вещей» пока неочевидны. Отчасти это связано с тем, что 73% исследованных компаний еще не имеют конкретных планов по его использованию. Только 7% респондентов разработали целостную стратегию с соответствующими инвестициями, указали в Accenture.


Исследование показало, что отсутствие планов по использованию «промышленного интернета вещей» в значительной степени вызвано сложностью осознания возможных новых источников дохода от него. Хотя большинство бизнес-лидеров (5%) считает, что в увеличении доходов и кроется главный потенциал данных технологий, всего 13% участников полагают, что это принесет выгоду именно их компаниям. В большей степени компании сосредоточены на использовании «промышленного интернета вещей» для повышения эффективности бизнеса, рассматривая увеличение производительности труда и снижение операционных расходов (их указали, соответственно, 46 и 44% опрошенных) как наиболее ощутимый эффект.


«“Промышленный интернет вещей” уже используется, помогая повысить производительность и снизить затраты, — сказал Пол Догерти (Paul Daugherty), директор по технологиям Accenture. — Но его полный экономический потенциал будет достигнут только при условии, что компании станут не просто использовать цифровые технологии для повышения эффективности, а осознают жизненно важное значение информации — например, в столь важных областях, как выход на новые рынки и новые источники прибыли. Это означает радикальное изменение в подходе к бизнесу: работа с конкурентами, образование партнерств с другими отраслями, изменение организационных схем, инвестиции в новые навыки и поиск талантов».


Как показал проведенный Accenture анализ 20 ключевых экономик мира, во многих странах факторы, необходимые для быстрого применения концепции «промышленного интернета вещей», пока еще недостаточно развиты. Среди этих факторов — недостаточно развитая инфраструктура, нехватка профессиональных навыков и ограниченные институциональные предпосылки, необходимые для поддержки всестороннего введения новых технологий.


Страны, которые лидируют по потенциалу внедрения «промышленного интернета вещей» — США, Швейцария, скандинавские страны и Нидерланды. А Испания и Италия вместе с Россией, Индией и Бразилией образуют группу стран, находящихся в этом смысле в самом начале пути.


«По мнению российских респондентов исследования, максимальную отдачу от “промышленного интернета вещей” в России получат здравоохранение (74%), производство (56%) и энергетика (32%). Среди основных барьеров российские участники опроса выделили, прежде всего, ограниченный доступ к инвестициям (52%), обусловленный общей экономической ситуацией, — отметил руководитель практики «Стратегия» группы «Телекоммуникации, медиа и высокие технологии» Accenture Сергей Борисов. — Половина респондентов обратили внимание на недостаточную поддержку процесса со стороны государства. 46% участников опроса отметили недостаточную готовность ИТ- и телеком-инфраструктуры в стране, а также отсутствие спроса на данные технологии со стороны своих клиентов и заказчиков. Опрос в целом показал, что у руководителей компаний в России есть понимание всех перспектив и потенциальных преимуществ использования “промышленного интернета вещей” в бизнесе, но в силу объективных экономических причин и уровня зрелости рынка процесс его внедрения происходит гораздо медленнее, чем в развитых экономиках».


По итогам исследования в Accenture сделали вывод о том, что бизнесу придется помочь государству в определении того, какие улучшения необходимы для создания условий, стимулирующих рост инвестиций в «промышленный интернет вещей» и его широкое внедрение.


Согласно результатам исследования, 87% бизнес-лидеров уверены, что «промышленный интернет вещей», в конечном счете, увеличит количество рабочих мест. Дополнительное исследование Accenture и Всемирного экономического форума показывает, что цифровые технологии окажут положительное влияние на персонал будущего благодаря усилению уже имеющихся навыков и позволит таким образом выполнять более сложную работу. Например, операторы буровых установок смогут управлять оборудованием на расстоянии в сотрудничестве с инженерами и аналитиками данных, повышая точность и производительность буровых работ.


«“Промышленный интернет вещей” сделает каждого работника информационным работником и позволит операторам станков и другим рабочим, используя цифровые данные, делать с помощью оборудования больше, чем это возможно сегодня, — считает Пол Догерти. — Дело не только в производительности, но и в новых возможностях получения прибыли с помощью данных, которые поступают работникам по новым каналам. “Промышленный интернет вещей” будет не просто развивать рабочие процессы, но приведет к созданию новых вариантов рабочей среды, более виртуальных и нацеленных на сотрудничество, а также принципиально новых категорий рабочих мест».


Основываясь на результатах исследования, Accenture выделяет три области, где компаниям необходимо приложить усилия, чтобы содействовать широкому внедрению «промышленного интернета вещей». Так, компаниям придется пересмотреть структуру управления, партнерства и операционной деятельности. Например, агрохимические компании, сотрудничая с продавцами ПО, поставщиками климатических данных и спутниковыми операторами, могут увеличить урожай в определенном месте и при конкретных условиях. Производственным компаниям, возможно, придется децентрализовать работу, чтобы технологические продукты, например, трехмерной печати стали ближе к потребителю.


Также необходимо разработать и внедрить новые стандарты совместимости и безопасности данных для обеспечения нового уровня обмена данными между компаниями. Потребуются также новые финансовые модели для поддержки «оплаты по мере пользования» и прочих сервисно-ориентированных бизнес-моделей.


Наконец, необходим следующий уровень расширения доступа к информации и децентрализации рабочей среды, чтобы работники на местах могли принимать решения. Для более продуктивного взаимодействия сотрудников с контрагентами потребуются также новые типы организационных структур в компаниях.

Подписаться на новости

Назад

Комментарии

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений