64.15 € 68.47

​Интернет вещей в России: перспективы развития

​Интернет вещей в России: перспективы развития

В России к 2018 году, по данным GS Group, спрос на технологии Интернета вещей может составить порядка 65 млрд рублей. При этом развитие IoT приводит к увеличению спроса на обычные компоненты. Однако внедрению Интернету вещей в России не способствует дороговизна оборудования. По этой причине рынки «умного» дома и «умного» страхования не смогут существенно вырасти в ближайшие два-три года, считают эксперты, выступившие на конференции «Интеллект вещей и машин».

Четыре технологии для Интернета вещей

Эксперты по-разному определяют Интернет вещей. Наиболее распространенная формулировка выглядит так.

Интернет вещей (Internet of Things, IoT) — концепция вычислительной сети физических объектов («вещей»), оснащенных встроенными технологиями для взаимодействия друг с другом или с внешней средой, рассматривающая организацию таких сетей как явление, способное перестроить экономические и общественные процессы, исключающее из части действий и операций необходимость участия человека.

Андрей Шолохов, генеральный директор PTC в России, определяет Интернет вещей как совокупность четырех новых технологий.

«Во-первых, это технология двунаправленной связи, во-вторых, интеграционная шина, которая хорошо работает как с системами реального времени и корпоративного ПО, в-третьих, – это новый вид человеко-машинного интерфейса, который позволяет серьезно ускорить разработку IoT-приложений, в-четвертых – «быстрые данные», - считает Андрей Шолохов.
По словам эксперта, самая главная коммерческая выгода от Интернета вещей состоит в создании интегральных АСУ, которые объединяют между собой как традиционную промышленную проводную автоматизацию, так и беспроводную автоматизацию, системы ERP, CRM и т.д.

В России недооценивают IoT

Эксперты RS Components, глобального дистрибьютера товаров для инженеров, рассмотрели сайты топ-10 дистрибьюторов в России и мире. Отказалось, что половина из мировых топ-10 поставщиков активно ведет свои страницы, посвященные Интернету вещей. Есть дистрибьютеры, которые имеют свое сообщество в интернете и продвигают свою технологию.
«Только две компании из топ-10 дистрибьютеров по России обратили внимание на Интернет вещей. Поставщики компонентов для разработчиков конечных устройств пока не проснулись к этой теме. К сожалению, они не видят драйверы роста», - рассказал об исследовании Сергей Кривандин, руководитель направления продаж RS Components.
По его словам, увеличение спроса на решения Интернета вещей ведет за собой увеличение спроса на обычные компоненты. Так, чтобы создать любое IoT-устройство, нужны резисторы, транзисторы и т.д.

Старые добрые сети

Существует множество технологий, пригодных для M2M/IoT. Однако компания «ЕвроМобайл», работающая на рынке более десяти лет, сосредоточилась на поставках GSM-оборудования. Популярность технологии 2G подтверждают различные исследования.
«На поставки 2G-оборудования приходится большая часть выручки компании и выручки нашего стратегического партнера –Gemalto. На российском рынке в 2015 году было продано более 2 млн GSM-модулей. В то же время 3G-модули продавались менее активно. Мы оцениваем реализацию такого оборудования на уровне 450 тыс. единиц по итогам 2015 года», - объясняет Денис Можайков, руководитель отдела OEM-модулей компании «Евромобайл».

По его словам, еще год назад, в 2014 году, продажи модулей «третьего поколения» оценивалась в 40 тыс. единиц. Драйвером роста рынка стал запуск проектов «ЭРА-ГЛОНАСС» и «Платон». Эксперт объясняет такую ситуацию с тем, что 3G-модули стоят в три-четыре раза дороже GSM-устройств: «GSM-оборудование недорогое, функциональное и имеет больший охват по сравнению с другими сетями».


Для Интернета вещей расставляют сети

В последнее время появилась альтернатива 2G/3G/4G-сетям – специализированные сети для Интернета вещей. Их можно поделить на два вида - сети малой мощности (LPWAN, Low-Power Wide-Area Network) и с низким энергопотреблением (LPN, Low-Power Network). Оба вида позволяют взаимодействовать датчикам, работающим от аккумуляторов, а также устройствам с модулями для передачи данных.

Одна из наиболее известных сетей для интернета вещей - LoRaWAN. LoRa (от англ. Long Range) — это технология и одноименный метод модуляции. Метод запатентован компанией Semtech.

«Технология LoRa была в «толпе» различных LPWAN-технологий и, возможно, не стала бы массовой, если бы не была приобретена в 2012 году за $5 млн компанией Semtech. После покупки, Semtech развернул революционную пропаганду, «зацепил» IBM и Cisco. Изначально стандарт продвигали только эти три компании, а уже сейчас в LoRa Alliance входит более 250 компаний», - рассказал Евгений Луппов, генеральный директор и основатель компании «ЛоРа Линк».

Он отметил, что LoRa обходит своих основных конкурентов – сети NB-IoT и SigFox. Например, европейский оператор связи Orange сделал вывод, что LoRa лучше своих конкурентов и приступил к развертыванию сети, состоящей из 15 тыс. базовых станций для покрытия всей Франции. Ожидается, что LoRa как стандарт сети для Интернета вещей будет принят до конца года.

В России применение таких сетей затруднено, считает Александр Максютов, технический директор Mobix Chip:

«Существующие счетчики и передовые технологии (например, LoRaWAN) из-за низкой скорости передачи данных не подходят под требования основных заказчиков, таких, как «Россети». Скорость передачи данных в оборудовании «Россетей» превышает 1 килобит в секунду, в то время как у Sigfox и NB-IoT скорость передачи данных менее 1 тыс. бит в секунду», - полагает он.

Кроме того, необходимо обеспечить более высокую степень безопасности для Интернета вещей в "умной" энергосистеме (smart grid). Так, эксперты Cellnetrix выяснили, что 2015 году было три успешных атаки на цифровые подстанции с отключением электроэнергии и с серьезными финансовыми потерями.

«В прошлом году в рамках Positive hack days хакеры физически уничтожили цифровую тестовую подстанцию в Москве. Она чуть не сгорела. В «Россетях», увидев это, озаботились, ведь одна цифровая подстанция стоит несколько десятков тысяч долларов», - объясняет Александр Коган, директор по развитию бизнеса решений безопасности для M2M и IoTCellnetrix.

Он отмечает, что взломать smart grid можно с помощью атаке связи, зная всего лишь номер телефона, потому что энергетики часто общаются с управляющим центром по телефонной линии. 

Телематика далеко уехала

К 2020 году общее число SIM-карт в этом сегменте достигнет 26 млн. При этом порядка 18% SIM-карт придется на сегмент B2C/IoT. Наибольшее число SIM-карт будет приходиться на подсегменты подключенных автомобилей и «умный» дом и потребительскую электронику. Уже сейчас на эти сегменты приходится более 70% всех зарегистрированных SIM-карт, следует из отчета iKS Consulting.

Компания «СтарЛайн» одна из первых на российском рынке начала внедрять телематику в охранные системы автомобиля. Сейчас 360 тыс. автомобилей в России и СНГ подключены к серверам «СтарЛайна».

Еще на стадии внедрения телематики в компании решили с согласия пользователей использовать данные, генерируемые телематическими устройствами машин (передвижение, пробег, уровень топлива). Автомобиль получает данные с GPS/ГЛОНАСС и бортового оборудования в обезличенном виде, а затем по сетям сотовой связи передает на сервер «СтарЛайн».

«Эти данные интересны дилерам. Не секрет, что основную выручку им приносит не продажа автомобиля, а его техническое обслуживание. Клиент, покупая машину, на свое усмотрение подписывает контракт о предоставлении информации, например, о пробеге. Дилер, благодаря транспортной телематике, знает, когда у машины подошел срок ТО. Использование телематики позволяет повысить лояльность клиентов», - говорит Александр Борисов, руководитель отдела исследований и разработки «СтарЛайн».

Инвестиции в Интернет вещей - более перспективные

Один из крупнейших игроков на рынке российской потребительской электроники - GS Group, рассматривает технологии Интернета вещей как более привлекательным вложением, чем некоторые другие виды своего бизнеса.

«Наши инвестиции прибыльны. Но с точки зрения инвестора электроника - это не самый интересный из наших бизнесов, если не сказать, что он не является инвестиционно- привлекательным вообще», - пояснил Андрей Безруков, директор по стратегическому маркетингу GS Group.

Он отмечает, что производителям электроники уже тесно на существующих рынках, так как бизнес сокращается. В то же время спрос на технологии для «умного» дома и «умного» города только растет. По его подсчетам, в России к 2018 году спрос на технологии Интернета вещей может составить порядка 65 млрд рублей.

«Наша компания сейчас разрабатывает для Минпромторга альтернативную концепцию развития отрасли и видит, что IoT для на может стать серьезным подспорьем», - отметил Андрей Безруков.

Технологии как новый драйвер развития многих отраслей

Институт IBM проводит ежегодное исследование, опрашивая руководителей 45 тыс. предприятий. Аналитики просят дать оценку нескольким факторам, которые окажут наибольшее влияние на их бизнесе в течение ближайших трех-пяти лет. До 2012 года технологический фактор занимал четвертое-пятое место по значимости. Более высокие позиции были у таких факторов, как квалификация сотрудников, социально-экономическое положение, геополитика и макроэкономика.

Однако с 2012 года технологический фактор занимает первое место по значимости. Речь идет не просто о технологиях, а о технологиях, которые позволяют управлять предприятием, говорит Александр Герасимов.

«В прошлом году мы провели исследование по распределенной системы телеметрии и телеуправления. Это хоть не совсем Интернет вещей, но статистика показательна. На Россию приходится всего 0,3% от всех таких устройств в мире при доле страны в мировой экономике в 1,5%. Это в пять раз меньше, чем должно было бы быть», - рассказал он.

Чтобы Россия догнала по уровню развития телематики другие страны, необходимо ориентироваться на стимулирование массового спроса.

«Дело в том, что концепции «умного» дома уже 20 лет. В России она практически не развивается, что обусловлено дороговизной оборудования. Например, только один контроллер стоит от 50 до 100 тыс. рублей. Называть такое решение для массового спроса некорректно», - добавляет Александр Герасимов.

По его словам, развитие «умного» страхования также тормозится из-за дороговизны бортовых терминалов. Стоимость комплекта оборудования составляет около 6-7 тыс. рублей не позволяет рассчитывать на массовый спрос на интеллектуальные полисы. Ведь выгода от интеллектуального полиса каско может быть куда скромнее, чем стоимость терминала. 

Подписаться на новости

Назад

Комментарии

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений