63.87 € 68.69

Интернет вещей в спорте: GLT против человеческого фактора

Интернет вещей в спорте: GLT против человеческого фактора

2010 год, 1/8 финала чемпионата мира по футболу, принципиальное соперничество Англии и Германии. Немцы ведут 2:1, англичанин Фрэнк Лэмпард перекидывает голкипера Мануэля Нойера, мяч попадает в перекладину и отскакивает в ворота. Гол не засчитан, хотя видеоповтор, показанный по ТВ, доказывает, что судья ошибся. Немцы забивают еще два мяча и выходят в четвертьфинал.

Немецкие игроки не собираются жалеть англичан — в 1966 году в финале ЧМ все было наоборот — азербайджанский лайнсмен Тофик Бахрамов засчитал гол, которого, скорее всего, не было. Британцы выиграли у Германии 4:2 и стали чемпионами мира. Существует легенда, согласно которой перед смертью на вопрос «А был ли гол?» Бахрамов ответил: «За Сталинград».

В истории спорта не раз случались грандиозные судейские ошибки, влиявшие на судьбы команд, тренеров, игроков и болельщиков. При помощи современных технологий их, без сомнения, можно было бы избежать. 

Инновационные решения уже появились — они используются в различных видах спорта и помогают искоренить неправильные решения, связанные с пресловутым человеческим фактором.

     


Футбол

Споров о внедрении новых технологий в футбол было много. Бывший президент ФИФА Зепп Блаттер упорствовал: он считал, что видеоповторы, умные мячи и прочие новшества испортят игру, лишат ее человечности. В итоге Блаттер был с позором уволен и отстранен от футбола за участие в коррупционных схемах, придуманных человеком.

Технологии, тем временем, постепенно осваивались в мире большого спорта. В 2007 году компания Adidas совместно с Cairos Technologies представила умный мяч с чипом. Принцип работы мяча очень прост: когда он пересекает линию ворот, арбитр получает сообщение на синхронизированные часы со словом goal.

По-русски это называется системой автоматического определения голов, официальное наименование от IFAB (Международный совет футбольный ассоциаций) — goal-line technology или просто GLT. Тестирование началось в 2011 году, ФИФА поставила три условия: абсолютная точность, работоспособность при любой погоде, оповещение арбитра в течение секунды.

Впервые GLT была официально использована на клубном чемпионате мира 2012 года, прошедшем в Японии. В 2013 году технологию опробовали англичане — в матче Кубка Лиги между «Сандерлендом» и «Челси» в спорную ситуацию попал уже известный нам Фрэнк Лэмпард. На этот раз его гол был засчитан, правда, это не спасло «Челси» от поражения.

На образовавшемся рынке GLT появилось сразу несколько игроков — Hawk-Eye, GoalRef, но самый громкий контракт получили немцы из GoalControl: им было доверено обслужить чемпионат мира по футболу 2014 года. Первый гол, зафиксированный с помощью GLT на самом престижном спортивном турнире планеты, забил француз Карим Бензема в ворота Гондураса.

Как происходит фиксация гола с помощью системы GoalControl? В процессе задействованы 14 камер, молниеносно анализирующих, пересек мяч линию ворот или нет. Если система подтверждает взятие ворот, судья, как уже было отмечено выше, получает сообщение на часы.


Казалось бы, технология успешно опробована и готова к повсеместному использованию, но почему-то руководители национальных лиг не спешили внедрять ее в своих чемпионатах. Глава MLS — главного клубного турнира США — объявил, что они хотели установить GoalControl на всех аренах, однако цена для каждого стадиона составила 260 тысяч долларов, обслуживание — 3900 долларов за матч.

Несмотря на дороговизну, GLT постепенно становится частью футбола и уже опробована в Англии, Германии и на многих международных турнирах.

Есть и другое направление — самые обычные видеоповторы. Телезрители прекрасно видят, было взятие ворот или нет, имело ли место нарушение правил в штрафной площади, сыграл ли защитник рукой и т.д., в то время как арбитры должны мгновенно принять решение, ориентируясь лишь на собственные органы чувств и зоркие глаза помощников. В хоккее судьи давно используют видеоповторы, в футболе же они запрещены. В 2016 году было принято историческое решение начать тестирование видеоповторов, начиная с сезона-2017/18.

Одна технология совсем не мешает другой — арбитр может ориентироваться и на умный мяч, посылающий сигнал на часы, и на видеоповторы, чтобы окончательно развеять сомнения.

Гандбол

Немецко-датская технология GoalRef зарекомендовала себя в гандболе. В этом виде спорта, где голов забивается много, а мяч после ударов летит со скоростью 100 км/ч, помощь судье даже нужнее, чем в футболе.

По периметру ворот — на перекладинах и штангах — монтируются датчики, которые создают магнитное поле. Как только мяч со встроенной в него электроникой пересекает линию ворот, судье приходит сигнал о том, что гол состоялся.


У этой технологии, в отличие от GoalControl, есть один минус — она не так наглядна. Магнитное поле — это все-таки не камеры, на которых все видно, поэтому болельщики, особенно из числа тех, что наименее воспитаны, будут требовать доказательств, что магнитное поле не подыграло сопернику.

Есть еще одна известная система, наглядность которой не вызывает никаких сомнений.

Hawk-Eye

«Ястребиный глаз» — пожалуй, самая знаменитая умная система в спорте. Ее начали использовать на самых крупных теннисных турнирах еще 10 лет назад. Мяч в теннисе порой летит со скоростью больше 200 км/ч, человеческий глаз далеко не всегда справляется с этим, поэтому спорных эпизодов до Hawk-Eyeбыло очень много.

Умная технология добавила не только точности, но и зрелищности. В каждом сете у игрока есть три попытки поспорить с судьей и попросить видеоповтор. Если игрок прав, попытка не считается потраченной.


Как работает Hawk-Eye? Основой служит система захвата движения с помощью камер. В теннисе обычно используется 6-10 камер, снимающих со скоростью 106 кадров в секунду. Анализ полета мяча, геометрии его движения позволяет точно определить, куда он приземлился — в пределах корта или в ауте.

«Ястребиному глазу» нужно «подумать», прежде чем принять решение — процесс анализа занимает примерно 10 секунд. Стоимость использования Hawk-Eye — 20 тысяч долларов в неделю на одном корте.

Что в России?

Сейчас на российских стадионах не используются ни умные мячи, ни видеоповторы. Весной 2016 года глава Российского футбольного союза Виталий Мутко сказал, что наша страна готова к участию в мировом тестировании видеоповторов, поскольку уровень судейства оставляет желать лучшего. В этой же речи Мутко как-то невзначай заметил, что еще можно проверять арбитров на детекторе лжи.

Российский теннис более прогрессивен: система Hawk-Eye используется на турнире St. Petersburg Open с 2007 года. Московский Кубок Кремля тоже вооружился технологией «ястребиного глаза».

Что касается гандбольных технологий, в контексте российского чемпионата их лучше не упоминать. Достаточно сказать, что одна из лучших команд страны, «Нева» из Петербурга, проводит домашние матч в детской спортшколе, где даже нет нормальных трибун.

Итог

Внедрение интернета вещей в спорт — процесс неминуемый. Его противники продолжают утверждать, что технологии лишат спорт человечности. Так ли это? Вопрос спорный: с одной стороны, излишняя точность может лишить нас удовольствия обсуждать такие легендарные матчи, как Англия — Германия, с их эмоциями, незаслуженно проигранными кубками, судейскими ошибками; с другой стороны, Hawk-Eye, например, добавил теннису зрелищности, позволил игрокам хитрить, требуя повтор в нужный момент, чтобы передохнуть или остудить пыл соперника. К тому же, технология не применяется просто так, по чьей-то прихоти, она используется лишь там, где это действительно необходимо: на грунтовых кортах умные системы просто не нужны, потому что от прикосновении мяча на покрытии и так остаются отметки, которые видит судья. Иное дело — твердые покрытия, где следов не остается.

Люди с обостренной потребностью в сарказме шутили, что умные футбольные мячи обязательно должны использоваться на ЧМ-2018 в России и не только помогать определять взятие ворот, но и быть радиоуправляемыми, чтобы хозяева чемпионата в случае необходимости могли направить мяч в нужном направлении.

Шутки, сарказм, этические споры — это скорее защитная реакция людей, чувствующих свою уязвимость перед новыми технологиями, которые постепенно помогают арбитрам избежать ошибок, а в некоторых случаях даже сделать матчи более зрелищными и интересны

Подписаться на новости

Назад

Комментарии

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений