63.30 € 67.21

​Игорь Гиркин, Cisco: «Интернет вещей позволит увеличить операционную эффективность предприятий»

​Игорь Гиркин, Cisco: «Интернет вещей позволит увеличить операционную эффективность предприятий»

Одно из главных предназначений индустриального Интернета вещей - донести в автоматическом режиме информацию от сенсоров до корпоративных систем управления. В России пока не так много проектов, которые можно назвать настоящим IoT, считает Игорь Гиркин, эксперт Cisco в области решений для Интернета вещей. Он объясняет это тем, что итоговые данные передаются на бумаге или вносятся специалистом. Между тем, проекты настоящего Интернета вещей позволяют экономить организациям несколько миллионов долларов в год. Например, администрация Барселоны к 2025 году с помощью современных технологий сэкономит порядка $1 млрд.

Какими вы видите главные задачи, стоящие перед технологиями Интернета вещей?

Игорь Гиркин: Информация от сенсоров или приборов учета зарождается в производственно-технологической сети передачи данных. Часто данные в корпоративной системе управления передают в ручном режиме либо по телефону, с рабочего места. В итоге информация поступает с искажениями, возникающими из-за «человеческого фактора».

Главная задача промышленного Интернета вещей – автоматизировать доставку данных от сенсоров до корпоративных систем управления, чтобы сотрудники, принимающие решения, получали информацию без искажений.

Технический способ реализации главной задачи – связать программные продукты, работающие в технологической сети передачи данных и взаимодействующие с сенсорами, с корпоративной сетью, в которой общаются пользователи.

Но решение технической задачи зачастую затрудняется «организационным» разрывом: сотрудники отделов информационных и операционных технологий между собой не взаимодействуют или не заинтересованы в создании «смычки» и полной автоматизации процессов.

Главной целью в таких организациях при внедрении индустриального Интернета вещей становится поиск специалиста, которому под силу убедить обе группы сотрудников в необходимости подобного проекта.

Какие сети, на ваш взгляд, целесообразнее использовать для Интернета вещей?

Игорь Гиркин: Для телематики, а именно M2M, преимущественно используются беспроводные технологии 3GPP, в иных случаях ‒ Ethernet. Сети IIoT могут действовать в пределах одной компании без выхода в интернет или без выхода на какого-либо внешнего провайдера.

На мой взгляд, активное распространение получат сети обоих видов. Вопрос только в применении этих технологий. Например, M2M-подключения с использованием сотовых сетей выгоднее создавать на подвижных объектах и там, где проводная автоматизация невозможна.

Следует ожидать и развития существующих технологий – проводной и беспроводной автоматизации. Сейчас разрабатывается множество сетей, которые конкурируют с точки зрения методов и скоростей передачи данных. Например, оборудование, использующее сети пониженного энергопотребления (самая известная из которых ‒LoRaWAN), составляет конкуренцию устройствам, работающим в 2G/3G/4G.

Концерн 3GPP активно работает над технологиями для Интернета вещей ‒ сетями низкого энергопотребления и модернизацией стандартов 2G/3G/4G. Эксперты планируют создать устройства, не требовательные к вычислительным ресурсам и скоростям передачи данных.

Как вы считаете, к чему приведет конкуренция платформ в сфере Интернета вещей?

Игорь Гиркин: Интернет вещей охватил различные датчики, носимые вещи, автомобили, сенсоры, применение которых не ограничивается периметром предприятия. Теперь возникает вопрос обработки информации.

Устройства генерируют большие объемы данных, требующих обработки. Отсюда возникает потребность в IoT-платформе ‒ программном обеспечении для управления вещами и обработки генерируемых ими данных. И все это в огромном масштабе.

Сейчас на рынке наблюдается разнообразие IоT-платформ.

Следует ожидать, что платформенные услуги будут предоставляться массово, что повысит конкурентоспособность решений. От конкуренции платформ выиграют в итоге конечные потребители.

Какие крупные проекты с участием Cisco были реализованы в сфере Интернета вещей?

Игорь Гиркин: Если говорить об IoT применительно к сенсорам, которые можно условно назвать «новым Интернетом вещей» (например, сенсорные сети), то один из первых подобных проектов Cisco развернула в Барселоне.

К 2014 году интеллектуальные системы учета потребления воды и уличного освещения позволили городскому бюджету Барселоны сэкономить $58 млн и $37 млн соответственно. Технологии «умной» парковки помогли городу получить $50 млн дополнительной прибыли. Реализованные в Барселоне программы позволили создать 47 тыс. рабочих мест. Кроме того, удалось повысить степень безопасности жителей города благодаря модернизации систем видеонаблюдения. Cisco прогнозирует, что кумулятивный экономический эффект от реализации этих программ к 2025 году может составить чуть более $900 млн.

Сейчас на опыт Барселоны ориентируются многие муниципалитеты стран Европы и Северной Америки. Подобные проекты Cisco помогает реализовывать в Канаде, США, Франции и т.д.

Элементы умных сенсорных сетей можно встретить и в Москве. Так, в столице России развернута интеллектуальная транспортная система, состоящая из трафик-сенсоров, светофоров, видеокамер, датчиков парковки и прочего. В этом проекте были задействованы оборудование и технологии Cisco.

Используя решения Cisco, можно запускать часть облачных приложений на границе сети ‒ там, где к ней подключаются сенсоры. Обработка данных и аналитика на периметре сети позволяет повысить эффективность технологий для Интернета вещей. Подобный подход мы применяли не только в проектах по созданию умных городов (например, в Барселоне), но и в проектах промышленного Интернета вещей (например, нефтегазовая отрасль, машиностроение, автомобилестроение).

В подобных проектах Cisco использовала программные продукты, связанные с анализом данных, сетевого и прикладного трафика, а также информационную и физическую безопасность, связанную с Интернетом вещей.

Какие проблемы в сфере Интернета вещей характеры для России?

Игорь Гиркин: Интернет вещей ‒ это все-таки маркетинговое понятие. Сюда традиционно относят АСУ ТП, SCADA, платформы для которых были разработаны несколько лет назад. Поэтому добиться взаимопонимания с заказчиками иногда бывает непросто.

«У меня это уже внедрено, установлены контроллеры, сенсоры, привода, SCADA-сервер. На предприятии уже есть все необходимое, мы управляем процессами», - рассказывают инженеры об инфраструктуре предприятия. Когда задаешь им вопрос: «Как вы эту информацию дальше передаете по цепочке управления компании»? В большинстве случаев ответы схожи: «Данные передаются на бумаге или вносятся специалистом в программу». Назвать этот способ передачи автоматическим сложно.

IIoT наиболее распространен в сфере энергетики. Сетевые компании понимают, что оперативное получение информации от датчиков и своевременная диагностика оборудования – это их первоочередные задачи. Гораздо хуже обстоят дела в сфере промышленного производства. В сырьевых отраслях экономики, например, в нефтегазовой сфере, ситуация с точки зрения сквозной передачи данных тоже не очень хорошая.

В целом, в России немного настоящих проектов, которые можно было бы отнести Интернету вещей.

Какие сферы для Интернета вещей вы считаете интересными?

Игорь Гиркин: Я считаю, что сельское хозяйство – потенциально интересная отрасль для индустриального Интернета вещей. Специалисты задаются вопросом: «Как информация о привычках животных может повлиять на размер прибыли»? Например, фермеры анализируют поведение коровы: сколько времени она лежит или гуляет, какие корма предпочитает. Задача для сенсорной сети ‒ выявить факторы, которые приводят с снижению или увеличению удоя. В растениеводстве сенсоры определяют влажность, температуру, необходимость полива.

Еще одна перспективная отрасль для внедрения Интернета вещей – интеллектуальное управление освещением. Этот сектор достаточно хорошо развивался до недавнего времени во многом благодаря основному финансовому инструменту ‒ энергосервисному контракту. Однако с падением рубля развитие затормозилось, т.к. стоимость оборудования и материалов (большей частью импортных) повысилась в рублевом эквиваленте, а стоимость электроэнергии практически не изменилась.

Транспортная отрасль остается одной из перспективных для внедрения технологий Интернета вещей. Сейчас активно обсуждается проект нового Шёлкового пути (транспортный маршрут для перемещения железнодорожных грузов и пассажиров по суше от тихоокеанских морских портов на Дальнем Востоке России и Китая к морским портам в Европе, - ред.), который позволит увеличить товарооборот между Европой, Россией и Китаем.

На ваш взгляд, каковы драйверы для Интернета вещей в России?

Игорь Гиркин: Драйверы для развития индустриального Интернета вещей в России ровно те же, что и в мире. Данные о производственных процессах должны поступать в аккуратной форме и своевременно, позволяя более четко выстраивать взаимоотношения с поставщиками и потребителями, оптимизировать расходы и повышать прибыль.

Вспомогательными механизмами можно назвать законодательные акты, например, в сфере импортозамещения, способствующего развитию бизнеса локальных производителей. Интернет вещей может повысить уровень конкурентоспособности, операционной эффективности компании и маржинальности продукции.

Сервис-провайдеры, с учетом беспроводных технологий последней мили, могут оказать существенное влияние на рост рынка индустриального Интернета вещей. Технологии, альтернативные GSM, позволяют значительно удешевить внедрение беспроводной последней мили и тем самым подхлестнуть развитие сенсорных сетей и индустриального Интернета вещей. 

Подписаться на новости

Назад

Комментарии

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений