/  Дирк Ребхан: «Определение эмоционального состояния человека эффективнее идентификации личности»
64.15 € 68.47

Дирк Ребхан: «Определение эмоционального состояния человека эффективнее идентификации личности»

Дирк Ребхан: «Определение эмоционального состояния человека эффективнее идентификации личности»

Технологии биометрической аутентификации и идентификации сейчас используются на многих предприятиях, в том числе – в аэропортовых комплексах. В аэропорту Пулково к биометрии относятся настороженно: многие технологии еще сырые, а погрешность в идентификации личности даже на несколько процентов недопустима. Биометрические технологии следует использовать только как один из нескольких элементов многофакторной аутентификации, рассказал в интервью IoT.ru Дирк Ребхан, руководитель ИТ-дирекции управляющей компании Пулково «Воздушные Ворота Северной Столицы».


IMG_6764.jpgКак вы оцениваете возможности биометрии для авиационной отрасли?

Внедрение и использование биометрических технологий в аэропортах, а также на некоторых других режимных объектах, затруднено. Это объясняется тем, что эффективность некоторых решений недостаточно высока.

Опыт аэропорта Франкфурта, где я работал некоторое время назад, показал, что технологии аутентификации персонала по сетчатке глаза все еще непроработанные, сырые. Эффективность распознавания достигала лишь 95% при необходимом минимуме 100%.

Также есть нюанс использования личных данных: многие сотрудники аэропортов не приветствуют аутентификацию по отпечаткам пальцев.

Я считаю, что технологии биометрической аутентификации для сотрудников аэропорта следует рассматривать как дополнительную защиту, не более. Намного эффективнее в сфере авиаперевозок применение многофакторной авторизации с несколькими этапами доступа.

Что касается решений, ориентированных на пассажиров, то в аэропортовых комплексах активно используются системы распознавания лиц и эмоций. На рынке представлено множество продуктов для распознавания лиц. Но «ядра» этих продуктов разительно отличаются по качеству распознавания. Одна из ветвей технологии распознавания лиц, а именно ‒ определение психоневрологического состояния человека, может быть более эффективной, чем просто идентификация личности. Технологии, анализируя мимику людей, позволяют выявить пассажиров, поведение которых имеет отклонения от нормы. Часто это объясняется тем, что люди пытаются провезти с собой запрещенные предметы.

Современные аэропорты оснащаются и тепловизионными системами видеонаблюдения, которые могут дистанционно измерить температуру прибывающих пассажиров, своевременно обнаружить опасные симптомы и не допустить распространения эпидемий.

Отмечу, что биометрические технологии сейчас активно развиваются во всей транспортной отрасли, а не только авиации. Например, жители стран Европейского Союза (ЕС) уже имеют биометрические паспорта для упрощения передвижения по ЕС. В России биометрические загранпаспорта также могут быть с успехом применены на международных направлениях. Сейчас законодательство в России закрепляет применение биометрических технологий, особенно в транспортной отрасли. Пока остается неизвестным, где и когда заработают первые такие проекты.

Планируете ли вы реализовать проекты по распознаванию номеров транспортных средств? В чем вы видите главные недостатки подобных проектов?

Мы подвели итоги проекта по распознаванию номеров транспортных средств, которыми пользуются гости и сотрудники аэропорта Пулково. Необходимость внедрения вызвана требованиями законодательства РФ. Сейчас этот проект работает.  Для испытаний использовалось шесть разных продуктов. В зависимости от освещенности, расположения камеры и многих других факторов, мы получили большой разброс по результатам. Так, одна система могла идентифицировать только 50% номеров автомобилей, а другая – 98%. Ни один из продуктов не смог показать 100%-ую эффективность. В случае нераспознования номера, необходимо проводить его ручной ввод в систему и его сверку.

Какие проекты в сфере Интернета вещей вы планируете реализовать?

Я могу утверждать, что Пулково уже подключен к «локальному» Интернету вещей. По требованиям законодательства, у аэропортов должны быть автоматизированы системы мониторинга, управления и инженерии. Например, автоматическая система управления зданием – не что иное как IoT. В ближайшее время мы не планируем реализовывать новые проекты в сфере Интернета вещей. Дело в том, что все принтеры, кондиционеры и прочее оборудование аэропорта Пулково уже подключено к локальной сети. Перед нами нет задачи выводить инфраструктуру в «открытый» Интернет.

Как вы считаете, когда в (авиа)транспортной отрасли России стоит ожидать масштабных IoT-проектов?

Транспортная индустрия уже на передовой в этом отношении. Есть лишь отдельные примеры, где низкая стоимость рабочей силы позволяет не переходить на автоматику (в аэропорту – это, например, мониторинг багажных тележек), однако это единичные случае.

Какие ИТ-решения вы планируете реализовать в ближайшие два-три года?

Решения в сфере информационных технологий мы планируем внедрять в основном для удобства пассажиров и болельщиков ЧМ-2018 по футболу. Дело в том, что новый централизованный терминал аэропорта, который с учетом реконструкции Пулково-1 вышел на полную мощность в феврале 2015 года, соответствует всем современным требованиям, предъявляемым к ИТ. Нашей главной задачей, станет внедрение ИТ для соблюдения нормативных документов, сокращения времени на посадку пассажиров, введение предоставление новых сервисов, упрощающих процедуры регистрации и посадки.  


Беседовал Виталий Мосеев

Подписаться на новости

Назад

Комментарии

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений