58.46 € 69.18

Интернет вещей для российских предприятий

Интернет вещей для российских предприятий

В последнее время у российских предприятий появился опыт первых успешных проектов промышленного интернета. В то же время срок окупаемости промышленного оборудования варьируется от 10 до 20 лет, что затрудняет масштабную перестройку предприятий. Эксперты, участвовавшие в круглом столе iot.ru, отметили постепенный переход отечественной промышленности на технологии индустриального Интернета вещей. В результате такой переход поспособствует росту производительности предприятий в геометрической прогрессии.

В обсуждении приняли участие:

Круглый стол.jpg

- Как бы вы охарактеризовали развитие промышленного Интернета в России в настоящий момент?

Кирилл Черный: Одной из наиболее актуальных задач сегодня является адаптация IoT-технологий под текущий уровень развития и потребности предприятий. На первом этапе может решаться узкий круг вопросов, связанных, например, с учетом комплектующих и интеграцией с корпоративными базами данных. Далее могут быть задействованы более сложные механизмы, позволяющие оптимизировать производственные процессы и повышать качество производимой продукции. Кроме того, уже сейчас мы наблюдаем заинтересованность в построении сервисных IoT-решений, которые можно будет «продавать» представителям b2b-сектора.


- Какие драйверы роста рынка в 2016 году вы можете выделить особо?

Вячеслав Максимов: В первую очередь к драйверам можно отнести желание заказчиков оптимизировать затраты на техническое обслуживание и ремонт оборудования. Кроме того, на рынке идет широкое распространение информационных технологий в строительстве и внедрение постиндустриальных технологий в сельском хозяйстве. Это также можно отнести к драйверам роста рынка IIoT.

Кирилл Черный: Более глубоким стало понимание потенциала промышленных IoT-технологий. Люди быстро привыкают к новым сервисам, в основе которых лежит Интернет вещей и digital-концепция. В результате формируются привычки, которые легко переносятся из личной среды в рабочую. Таким образом, за счет широкого распространения пользовательских решений, возникает спрос на IoT-технологии и в промышленном сегменте. Стали появляться специализированные общественные объединения, направленные на формирование отраслевых стандартов и технологий для внедрения Интернета вещей в жизнь и бизнес. Так, в 2016 году была создана российская Ассоциация участников рынка Интернета вещей. Кроме того, активно развивались технологии, обеспечивающие анализ и обработку собранных с помощью данных IoT.

Сергей Дубовик: Основные драйверы роста – упрощение технологического цикла разработки устройств, которые позволяют подключить «нечто» (станок, генератор, пациента и т.п.), плюс удешевление элементной базы. Это, а также «зеленые» (энергоэффективные) микроконтроллеры, плюс миниатюризация, позволяют кардинально увеличить количество устройств, снимать большее количество параметров. Технологии Big Data могут обрабатывать сопутствующие увеличению числа сенсоров, данные. Еще одним безусловным драйвером роста может стать интерес к этой области на государственном уровне.


- Существуют ли законодательные ограничения, которые препятствуют развитию промышленного Интернета в России?

Кирилл Черный: Зачастую законодательная база «не успевает» за стремительно развивающимися технологиями, требуются уточнения и доработки. Это относится, в том числе, и к сфере промышленного Интернета вещей. На текущий момент законодательно не закреплено такое понятие, как «оператор инфраструктуры сбора и обработки данных» и ряд других. Пробелы законодательства в области Интернета вещей мешают построению комплексных сервисных решений, с помощью которых можно было бы предоставлять IoT как услугу.

Прямых законодательных ограничений нет, но имеются косвенные, например, советское наследие планово-предупредительных ремонтов оборудования. Правила и ответственность за их нарушение прописаны в нормативных актах. В итоге это ограничивает эксплуатационные компании в применении современных, более экономичных подходов к ремонтам, а именно - по фактическому состоянию оборудования. Однако определённые сдвиги здесь намечаются, так, недавно правительство анонсировало возможный отказ от устаревших нормативов, ждём этого с нетерпением.

Основным сдерживающим фактором развития современных производств и средств автоматизации является низкий уровень оплаты труда и повсеместное привлечение низкоквалифицированных работников. Здесь остается только мечтать о законодательной установке минимального уровня оплаты труда на высоком уровне - это немедленно приведёт к модернизации технологических процессов, внедрению роботизированных комплексов и киберфизических производственных систем.

Сергей Дубовик: В России узкий диапазон частот, которые можно использовать для беспроводных технологий. Это препятствие на макроуровне развития IoT. Затем я выделяю различные отраслевые ограничения – и стандартизация всех этих вещей, стек протоколов, которыми мы должны пользоваться и работать. Ведь есть вертикальные срезы в виде отраслей и горизонтальный срез в виде технологий Интернета вещей. Я наблюдаю попытки на уровне Минкомсвязи очертить жесткие границы в этой сфере.


- Как вы считаете, в каких сферах российской экономики целесообразнее внедрение проектов промышленного Интернета вещей?

Андрей Никишин: От использования индустриального Интернета вещей все отрасли могут получать какие-либо плюсы, прямо или косвенно связанные с эффективностью производства или с экономическими выгодами. Поэтому говорить, что подобные технологии в нефтегазовом секторе стоит использовать, а в горнорудной промышленности – нет, совершенно не корректно. Использование промышленного Интернета вещей – это неотвратимый тренд, я бы сказал, революция в промышленности, и те предприятия, которые не будут использовать IoT, будут в проигрыше.

Вячеслав Максимов: Достаточно большой интерес вызывают решения для создания систем непрерывного мониторинга и онлайн диагностики состояния промышленного оборудования, особенно высоконагруженного – такого как насосы, конвейеры, компрессоры, генераторы и т.п. Вот здесь решения на базе технологий IIoT могут быть встроены очень естественным образом и наверняка будут востребованы в ближайшем будущем.

Отмечу также мониторинг транспортных средств и высокоточное позиционирование строительной техники. Такие IIoT-решения будет востребованы все больше, ведь сейчас наблюдается бум BIM-технологий и повсеместной диджитализации строительной отрасли.

Кроме того, предприятия сельского хозяйства, особенно животноводческой отрасли, активно примеряют постиндустриальные технологии - такие как непрерывный мониторинг поведения и состояния каждой головы в стаде. Такие технологии позволяют повысить удои молока на 15-20%.

Кирилл Черный: Несмотря на то, что технологии Интернета вещей в том или ином виде применяются уже много лет, мы находимся на начальной стадии развития промышленного IoT. Опыт российских организаций в части использования Интернета вещей в основном связан с решением логистических задач, контролем производственного оборудования, а также обеспечением бесперебойной работы различных технологических систем. Так, управление логистикой на основе IoT позволяет сокращать операционные затраты на доставку и промежуточное хранение продукции, а также осуществлять мониторинг местоположения транспортных средств и грузов.

Большой потенциал IoT для производственного сектора заключается в обеспечении качества выпускаемой продукции. С повсеместным распространением IoT производительность компаний будет расти в геометрической прогрессии. В сочетании с другими новейшими технологиями, такими как облачные вычисления, «умные» электросети, робототехника, мир Интернета вещей приблизит нас к экономике с гораздо большей эффективностью и прибыльностью.


- Почему некоторые промышленные предприятия только присматриваются к технологиям промышленного Интернета вещей?

Вячеслав Максимов: На самом деле на рынке присутствуют и те предприятия, которые понимают преимущества технологий IIoT дают и уделяют им должное внимание. Единственное, эти люди (собственники, руководители) не мыслят в категориях технологий: для них важен экономический эффект и решение конкретных производственных проблем. Тем временем, технологии промышленного Интернета вещей позволяют реализовать подходы, которые раньше были нереализуемы в принципе, либо реализовывались слишком громоздко и были дороги в эксплуатации. Поэтому рынку нужны по большей части не технологии, а законченные апробированные и экономически обоснованные решения.

Кирилл Черный: На данный момент мы наблюдаем «технологический» разрыв между текущим уровнем развития предприятий и потенциальными возможностями, которые может дать применение IoT – они гораздо шире и разнообразнее, нежели запросы российского бизнеса. Промышленный Интернет вещей способен решать те задачи и «отвечать» на те вопросы, которые у многих еще даже возникли. К тому же, для внедрения IoT в деятельность большинства предприятий требуется наличие специальных технических компетенций, которые у большинства российский предприятий не сформированы.

Ориентация на базовые принципы и подходы, применяемые на Западе, и попытки переноса их в российскую действительность не сработает. Необходимо учитывать текущий уровень развития и потребности бизнеса. Независимо от отрасли, Интернет вещей способен оказать влияние на все уровни бизнес-процессов: изменения будут колебаться от незначительных до очень глубоких.

Андрей Никишин: Нужно принимать во внимание срок нормальной эксплуатации промышленного оборудования. Он составляет от десяти до двадцати лет. Стоимость оборудования высока, а окупаемость составляет длительное время. Так, если новые машины были установлены четыре года назад, то невыгодно менять его из-за появления новых моделей с аналогичным функционалом и с возможностью подключения к сети, даже если это принесет какие-либо финансовые выгоды. Это мировая практика. Поэтому говорить об отсталости наших предприятий в данном контексте не стоит. Со временем, я уверен, большинство предприятий будет использовать подключенное оборудование, так как это приносит большую финансовую выгоду.

Сергей Дубовик: Наличие большого числа платформ IoT мешает быстрому внедрению. В глазах потенциальных пользователей рынок выглядит фрагментированным. Нельзя найти явно выраженных лидеров. Стало быть, это риск выбрать «не то» решение. Чрезмерная фрагментированность в платформах и в протоколах отпугивает потребителей. Выход – создание консорциумов, которые могли бы задавать направление решений основных задач, с которыми сталкиваются разработчики решений. К настоящему моменту времени в областях, причастных к IoT накоплена потрясающая гамма слабо совместимых стандартов/протоколов, что является еще одним из сдерживающих факторов развития. Одна из проблем (задач), которые необходимо решить – обеспечение технологической нейтральности платформы к существующему многообразию протоколов/средств передачи и форматам данных. Лучше всего такие задачи решаются созданием рекомендаций, фактически, стандартизации.


- Как вы считаете, какие тенденции окажут влияние на развитие промышленного Интернета вещей в России в 2017-2018 гг? Удастся ли за это время минимизировать воздействие стоп-факторов?

Кирилл Черный: В этом году ожидается «закрытие» ряда законодательных вопросов, связанных с промышленным Интернетом вещей. Будут законодательно закреплены такие общие понятия, как как оператор технологических данных и сами данные, что позволит определять - какие данные считаются технологическими, кто их может собирать и обрабатывать.

Вячеслав Максимов: Влияние может оказать проникновение современных подходов к автоматизации производства на российские промышленные предприятия. Спрос на новые технологии со стороны собственников производства поможет преодолеть косность мышления и убрать устаревшие нормативы.

Андрей Никишин: Разработка стандартов - процесс не быстрый и если уже сейчас не ведутся работы над новыми версиями подобных документов, то появление их в 2017 году маловероятно. С другой стороны, с течением времени появляется все больше реализованных проектов, как у заказчиков, так и у производителей оборудования. Нас больше всего волнует вопрос кибербезопасности промышленного оборудования. И не скрою, что к промышленному Интернету вещей мы относимся с особенным вниманием – вместе с плюсами этот подход несет в себе новые риски, о которых производители и заказчики раньше даже и не думали. Сейчас наметилась тенденция к усилению внимания к вопросам кибербезопасности со всех сторон. Я надеюсь, что в ближайшие годы мы увидим только надежные с точки зрения информационной безопасности решения и соответствующий подход к вопросам обеспечения безопасности промышленных объектов со стороны конечных пользователей.


Подготовил Виталий Мосеев 
Подписаться на новости

Назад

Комментарии

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений