59.63 € 70.36

Никита Юрьев: «Корпорации готовы приобретать IoT-решения отечественных стартапов»

Никита Юрьев: «Корпорации готовы приобретать IoT-решения отечественных стартапов»

Только 7% от общего числа сделок на венчурном рынке России связано с инвестициями в IoT-стартапы. В России росту количества IoT-проектов препятствуют такие факторы, как отсутствие отечественной компонентной и производственной баз. К тому же низкий спрос на IoT-решения потребительского уровня, обусловленный падением покупательской способности граждан, не позволяет бизнесу активно расширяться. Однако, по словам Никиты Юрьева, инвестиционного менеджера ФРИИ, в 2016 году появился интерес к IoT-стартапам со стороны корпораций.


щогджго.jpg— Никита, можно ли сравнивать объемы инвестиций в IoT-стартапы в России и мире? Собственно, в чем отличия?

— На мировом рынке в прошлом году около 160-200 IoT-компаний получили инвестиции. Подавляющее большинство сделок приходится на венчурные фонды, которые работают в США. На российском венчурном рынке мы наблюдаем всего порядка 250 сделок, и только 7% стартапов из 250 работают в IoT-сегменте. 

В перспективе нескольких лет, в 2018-2019 годах, на лидирующие позиции выйдут и китайские компании, и венчурные фонды. Это связано с простым доступом к производственной базе и к большому накопленному капиталу в Китае.


— Как бы вы охарактеризовали российский рынок Интернета вещей в уходящем году?

— Рынок интернета вещей в России – один из самых стремительно развивающихся. Сейчас продвижение этого направления технологий в России осуществляется фрагментарно: отставание от уровня цифровизации других стран, к примеру, США, Германии, Великобритании, составляет от 5 до 10 лет.

Аналитики BI Intelligence прогнозируют, что мировой рынок IoT-технологий будет расти с темпом 40-50% в год. В России он ежегодно растет не быстрее, чем на 20%. Количество устройств растет еще более быстрыми темпами, и даже в России их стало больше на треть по сравнению с прошлым годом.

Изначально основной скачок в развитии наблюдался в потребительском сегменте IoT (всевозможные гаджеты, фитнес-браслеты, умные дома и пр.), но в последние годы наблюдается рост инвестиций в индустриальный Интернет вещей - в системы мониторинга за производственным оборудованием, телематические системы, системы управления агропромышленными предприятиями и др.

К примеру, в 2016 году инвестиции в IIoT составили 40% от общего числа инвестиций в Интернет вещей (причем и по количеству сделок, и по суммам инвестиций). Широкому внедрению IoT в целом препятствуют сложные технические и организационные проблемы, в частности, связанные со стандартизацией. Единых стандартов для Интернета вещей пока нет, что сильно затрудняет возможность интеграции предлагаемых на рынке решений и во многом сдерживает появление новых. Сильнее всего глобальному внедрению препятствует расплывчатость формулировок концепции IoT и большое число регуляторов и их нормативных актов.


— Какие тенденции в сфере финансирования IoT-стартапов преобладали в 2016 году?

— В этом году мы увидели растущий интерес к стартапам со стороны крупных корпораций. Уже можно уверенно говорить об успешных проектах сферы ЖКХ - это решения по сбору данных с приборов по квартирным учетам воды, тепла, газа. Есть интерес и со стороны промышленников в области систем мониторинга для станков и решений для предиктивного анализа, в частности, в машиностроении.

В России основным драйвером роста рынка и роста спроса на продукты стартапов интернета вещей может быть b2b-сектор. В частности, бизнес готов искать и привлекать стартапы в секторе ЖКХ, умных домов, агропромышленности, индустриальный интернет. Бизнес всегда ищет решения для оптимизации и автоматизации производства.

Что касается самих стартапов из сферы IoT, в этом году в Фонд было подано порядка 200 заявок от стартап-команд, в прошлом году их было в 10 раз меньше.


— Как вы оцениваете динамику инвестиций в российские IoT-стартапы в 2014-2016 гг?

— Рассматриваемый сектор находится в начальной стадии развития, поэтому в период с 2014 по 2016 гг. в России мы зафиксировали небольшое количество сделок в сфере Интернета вещей. Из крупных сделок можно выделить достаточно крупные раунды инвестиций в RoboCV, Cubic Robotics и Healbe в 2014-2015 гг. В последние пару лет наши стартапы хорошо проявляют себя на краудфандинговых площадках - стоит отметить Cinemood, Nimb и Evapolar, каждый из которых привлек на Indiegogo десятки миллионов рублей.

Мы проинвестировали несколько компаний на предпосевной стадии. В 2015-2016 годах эти сделки переросли в четыре инвестиции на посевной стадии. Кроме ФРИИ и Sistema_VC, из профессиональных игроков в текущем году в стартапы Интернета вещей больше никто не инвестировал.  

Осенью Фонд инвестировал в компанию Promobot. Решения Promobot представлены сервисными роботами, которые помогают рекламировать услуги компаний на мероприятиях и выступают в качестве консультантов в магазинах. У этой компании около 30 продаж международным клиентам и порядка 100 продаж роботов в России.

Отмечу, что большинство стартапов ориентировано на работу с конечными клиентами, то есть с b2c-сегментом. Несмотря на это, платить готовы как раз клиенты исключительно из b2b-сектора – это компании и корпорации.


— Расскажите, пожалуйста, стало ли за последний год больше отечественных стартапов в сфере дополненной и виртуальной реальности?

— В 2014-2015 годах на рынке насчитывалось не более двух сделок. ФРИИ начал заниматься поиском IoT-проектов дополненной и виртуальной реальности в конце прошлого года. Мы сейчас наблюдаем за проектами из этой области и планируем совершить несколько сделок. Можно сказать, что стартапы из области виртуальной реальности начали появляться и выходить на рынок в конце прошлого года. Эта сфера набирает популярность среди разработчиков и геймеров только с 2015 года. Собственно, за этим спросом и интересом стартапы и следуют.


— Какие объективные причины препятствуют бурному росту количества IoT-стартапов в России?

— Российских IoT-стартапов появляется сравнительно немного, потому что у нас есть объективные проблемы с финансированием компаний, с компонентной и производственной базой. Кроме того, у нас мало предприятий электронной промышленности, готовых работать с малым и средним бизнесом. Стартапу, чтобы сделать пилотное производство и выпустить мелкую серию, приходится делать это на коленке, подпольными путями пробиваться на завод, либо заказывать производство в Китае. Отсутствие доступных инфраструктурных условий тормозит создание стартапами прототипов.

Что касается потребителей, то здесь мы наблюдаем падение покупательской способности: домохозяйства не располагают достаточными средствами, чтобы активно покупать, и, тем самым, финансировать компании. Несмотря на эти трудности, мы видим рост числа стартапов в России в этом сегменте, периодически анонсируем сделки из области Интернета вещей: рынок восстанавливается и уверенно растет.

Чтобы снять ряд барьеров и стимулировать развитие интернет-предпринимательства в этой сфере, ФРИИ выступил с инициативой создать Ассоциацию интернета вещей. Ее учредители – Фонд и Московский государственный технический университет (МГТУ) им. Н.Э. Баумана. Цель новой организации – создать площадку, которая объединит компании, предприятия, экспертов сферы интернета вещей. Она станет интегратором интересов всех участников и займется созданием российского защищенного протокола промышленного и гражданского сегментов. 


— Какие тенденции будут преобладать на российском и мировом рынках Интернета вещей в 2017-2019 годах?

— Рынок Интернета вещей будет только развиваться, появление новых гаджетов, новых технологий активно стимулирует возрастающую вычислительную мощность и доступность электронных компонентов по всему миру. К примеру, китайские заводы сами ищут стартапы и устраивают конкурсы, предлагают им эксклюзивные условия по производству. Международные компании создают корпоративные венчурные фонды, чтобы стимулировать рост таких компаний. Всё это в целом дает активный толчок для развития компаний. Что касается России, здесь есть ряд законодательных ограничений, которые затрудняют экспорт, импорт комплектующих и самих товаров. Но с этими ограничениями, я считаю, можно работать. 


Подготовил Виталий Мосеев
Подписаться на новости

Назад

Комментарии

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений