63.39 € 68.25

Александр Колычев: «Бум Интернета вещей – это совсем уже недалекое будущее»

Александр Колычев: «Бум Интернета вещей – это совсем уже недалекое будущее»

В прошлом году компания Ericsson совместно с Volvo разработала концепцию «облачного автомобиля», которая применена в новой модели S90. Кроме того, более 400 морских судов крупнейшего оператора морских перевозок Maersk Line при содействии к Ericsson были подключены Интернету вещей. Подключить к IoT можно и виноградники, отмечает Александр Колычев, ведущий разработчик решений в области мобильного широкополосного доступа Ericsson в Северной Европе и Центральной Азии. В интервью M2Russia News он также рассказал о том, что доступность устройств и инфраструктуры и воздействие регуляторов станут драйвером IoT на российском рынке.

Какие из сетей – мобильные (2G/3G/4G) или специализированные (низкого энергопотребления), в настоящее время вы считаете более подходящими для массового развертывания Интернета вещей?

23423.pngАлександр Колычев: Ericsson ближе всего сети, строящиеся на базе стандартов 3GPP, на которых основаны уже существующие сети мобильной связи и передачи данных. Основным фактором, упрощающим развитие и распространение подобных сетей, является хорошо развитая инфраструктура активно эксплуатируемого оборудования. Для развертывания необходимо только обновить программное обеспечение и способствовать скорейшему проникновению более доступных абонентских устройств. Затраты минимальны, а покрытие существует уже практически везде, где могут потребоваться подобные услуги.

Эксперты утверждают, что наличие большого числа платформ для Интернета вещей может помешать их быстрому внедрению. Согласны ли вы с этим мнением?

Александр Колычев: Большое число платформ – это не плохо для развития IoT, и, скорее всего, показывает возрастающий интерес к этой области. Но быстрое проникновение данных технологий происходит тогда, когда в работу активно включаются глобальные участники рынка телекоммуникационных услуг. Именно они обладают опытом и ресурсами, необходимыми для активного развития.

Какие основные решения для Индустриального Интернета вещей вы предлагаете российским заказчикам?

Александр Колычев: В России, в силу географических и климатических особенностей, востребованы наши решения по расширению зоны покрытия мобильных сетей для работы на обширных территориях и лучшего проникновения внутрь помещений (EC-IoT). Также актуальны технологии, позволяющие продлить время автономной работы устройств (PSM), что особенно критично для работы в местах с затрудненной доступностью.

Расскажите, пожалуйста, о самых интересных проектах Ericsson в сфере Интернета вещей, которые были реализованы в 2015 году?

Александр Колычев: Например, совместно с Volvo мы разработали концепцию «облачного автомобиля», которая уже применяется в новой модели S90. С помощью нашей облачной платформы Connected Vehicle Cloud, на которую вынесены различные приложения, новая машина приобретет возможность удаленной диагностики, записи в сервисный центр, запуск мультимедийных приложений, обмен с другими подобными автомобилями информацией о дорожном движении. Владельцы смартфонов на Android и iOS смогут открывать двери и запускать двигатель дистанционно без использования ключей.

Мы подключаем не только машины, но даже громадные грузовые суда. Наш проект с крупнейшим оператором морских перевозок Maersk Line по переоборудованию более их 400 судов в «подключенные корабли» позволил им решить сразу несколько вопросов, таких как дистанционное отслеживание и оптимизация курса корабля, состояние его груза, автоматическое заполнение таможенных деклараций. Стало возможным осуществлять удаленный мониторинг состояния двигателей и других критически важных систем, следить за здоровьем экипажа. 

Подключать можно не только технику, но даже такие небанальные «вещи», как виноградники. В сотрудничестве с Intel, Telenor Connexion и MyOmega System Technologies мы разработали систему, которая позволит автоматизировать работу виноградарей. Используя множество подключенных датчиков, измеряющих влажность почвы и воздуха, температуру окружающей среды, можно удаленно получать эти показатели и оперативно принимать меры для минимизации рисков.

Разумеется, развитие IoT будет зависеть от развития технологий, которые позволят всем этим датчикам и устройствам работать как можно дольше, экономя энергию, а мобильным сетям - выдерживать подключения многих тысяч подобных устройств одновременно. Одной из новинок, призванных решить эту проблему стало решение EC-GSM-IoT. Это технология, открывающая новые возможности для использования IoT приложений в существующих сотовых сетях. Она разрабатывается Ericsson в тесном взаимодействии с Orange и Intel. В перспективе это решение позволит при осуществлении модернизации увеличить покрытие для работы IoT-устройств, расположенных в удаленных районах или под землей.

На ваш взгляд, можно ли определить основные этапы развития IOT в мире?

Александр Колычев: Внедрение интернета вещей можно разложить на пять этапов. Компаниям потребуются ресурсы, чтобы преодолеть первые этапы при переходе на IoT, которые позволят перейти к последующим этапам внедрения.

В большинстве случаев, в литературе, посвященной IoT, описывается лишь первый этап внедрения – мониторинг. Используя сенсоры, подключенные устройства позволяют осуществлять глубокий мониторинг состояния устройств, их использования и внешних условий. При подключении к этому процессу Big Data, этот этап представляет не только широкие возможности, но и кажется компании трудной задачей.

На втором этапе – этапе контроля – действия устройства зависят от введенных данных об изменении состояния или среды (если произошло X, последует Y), при этом используются специальные алгоритмы и программное обеспечение.

На третьем этапе в устройстве появляется дополнительная возможностью оптимизации. Аналитики приспосабливают его к беспрерывной и автоматической оптимизации процесса. Информация, доступная в реальном времени, с помощью программного обеспечения позволяет объединить возможности контролирующих функций продукта, что включает в себя более регулярное профилактическое техническое обслуживание и даже дистанционный ремонт.

Четвертый этап объединяет возможности трех предыдущих, и позволяет продукту работать автономно, без вмешательства со стороны человека, беспрерывно самостоятельно приспосабливая себя к предпочтениям пользователя и доступной информации о среде.

Последний, пятый шаг – системная автономия – полностью раскрывает потенциал Интернета вещей, который позволяет устройству не только работать автономно, но также беспрерывно поддерживать контакт с другими подключенными устройствами и влиять на их работу.

Однако мы видим, что некоторые компании полностью пропускают начальные этапы, поскольку те не несут для них существенной ценности. Процесс внедрения не обязательно должен быть нацелен на реализацию именно последнего этапа. Наоборот, каждая компания самостоятельно определяет, какие функции и изменения несут ценность для пользователей и соответствуют необходимым затратам. Модель этапов внедрения не показывает, что компания на первом этапе является «несформированной», она иллюстрирует широту возможностей Интернета вещей, которых можно достигнуть по итогам внедрения первых этапов.

Влияние Интернета вещей может проявляться сразу в нескольких плоскостях повышения эффективности, например, в системе поставок и производства, а также разработке предложений для клиентов компании.

Как бы вы охарактеризовали ситуацию с Интернетом вещей на российском рынке?

Александр Колычев: IoT-платформы и соответствующие сервисы сегодня запустили все крупные операторы мобильной связи в России. Именно операторы будут являться движущей силой этого сегмента, так как они обладают: развитой телеком-инфраструктурой с покрытием в масштабах всей страны, пониманием бизнеса своих заказчиков (речь о b2b-сегменте), отлаженными ИТ-решениями для контроля, управления, биллинга, поддержки и т.п.

Сегодня решения IIoT сконцентрированы в следующих областях: финансы, транспорт, ЖКХ. Количество проектов, их масштаб и сложность, будут только возрастать, затрагивая также и другие сегменты экономики. Путь этого развития и технологические решения, поддерживающие развитие в этом направлении в перспективе двух-трех лет, сегодня просматриваются достаточно отчетливо.

Согласно нашему ноябрьскому исследованию Mobility Report, в 2021 году к интернету во всем мире будет подключено порядка 28 млрд устройств, что позволяет говорить о том, что IoT-бум – это совсем уже недалекое будущее.

Все это влияет не только на модели ведения бизнеса, но и изменяет все общество и наше представление об окружающем мире, ведь устройства уже начинают взаимодействовать незаметно и независимо от пользователя. Несмотря на это, большинство компаний только начинают свое путешествие в мир Интернета вещей.

Какие еще ниши для индустриального Интернета вещей вы могли бы назвать интересными и перспективными?

Александр Колычев: Разумеется, это прежде всего безопасность и ЖКХ, также медицина и развлечения. Уже сейчас при предоставлении услуг охраны организации активно применяют технологии М2М-коммуникации, а управляющие компании и объединения собственников недвижимости заинтересованы в автоматизации рутинных процессов (таких, например, как сбор показаний счетчиков). В медицине внедряются мобильные датчики и мониторы состояния здоровья, дистанционное оперирование. Применение коммуникации машин можно найти в любой области. Главная задача на данный момент – создать простую и понятную, но в тоже время функциональную платформу, на базе которой будут строиться различные технологические приложения.

Какие основные драйверы роста российского рынка индустриального Интернета вещей вы можете назвать?

Александр Колычев: К основным драйверам можно отнести всё большую доступность устройств и инфраструктуры, административное воздействие со стороны регуляторов тоже имеет место, но всё же это одна из тех областей, где предложение формирует спрос – появляется технология, далее её начинают использовать в различных областях, и по мере внедрения и получения ощутимой отдачи рост ускоряется, возможно даже становится взрывным. 

Подписаться на новости

Назад

Комментарии

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений